Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

раньше я любил
покупать разные книги
сидеть лежать их читать
поднимать их до неба
мысленно спорить с разными
буквами или строчками
а теперь почти сразу
выхожу я за точки
точка быстро случается
на поля происходит занос
предложенье кончается
начинается спрос

Юнг и Паули

Очень интересная книжка: Давид Линдорф. Юнг и Паули. Очень всем её советую. О переписке и взаимодействии Юнга и Паули (нобелевский лауреат по физике, остроумный человек и тот ещё заноза). Приблизительно вот о чём: "...объединение коллективного психо с материей, глубинных корней внутреннего мира человека с внешним миром, что Юнг обозначал как unus mundus (единый мир) и Паули как психофизическую действительность единения". Если вы тоже чуете нутром _психофизическую действительность единения_, то книжка вот тут лежит, остальные главы можно там же на сайте поиском надыбать.
http://castalia.ru/posledovateli-yunga-perevody/1386-devid-lindorf-yung-i-pauli-glava-5-alhimik-put-k-spaseniyu.html

(no subject)

О коль подвержен северу я братцы,
его гипнозу, письмам и танцулькам
в огромных валенках на палубе ДК
ДК вечернего, который над Обводным
нарисован красным кирпичом.

О коль подвержен я всему что тут горит,
густому пиву, шпротам, библиотекам.
Шнуровочке на дамских сапогах.
Следы последние идут, и кто-то красит,
И кто-то красит снег ночной.

Библиотека настроений

Перечитывая (не подряд) "Лекции о Прусте" Мамардашвили, наткнулась кусочек про Булонский лес на солнце и когда солнце ушло.

"И смотрите, как Пруст закладывает основы своего понимания того, что такое вообще наше восприятие, что такое психология. В этой новой части спектакля иначе одетые женщины, другие машины:

Но для этих новых частей спектакля я не имел верования, которое дало бы им солидность, единство, существование.

И завершается это восприятие так:

Солнце зашло. Природа снова начала торжествовать над лесом, из которого улетучилась идея, что он был елисейским Садом Женщины; над мельницей действительное небо было серым...

А перед этим небо описывалось так, что на нём отражались все краски подпирающего изнутри верования".

Я прочитала и вспомнила, что давным-давно, с детства над этим размышляю. Когда-то это у меня называлось "библиотекой настроений", и я гадала, доступно ли "это" только мне или всем, а если всем, то она у всех совершенно разная - или какие-то "подпирающие изнутри верования" могут целиком совпасть? Ведь они же настолько тонкие, неуловимые, из стольких разных элементов составленные. И они совершенно справедливо казались мне самыми главными. А если они совпасть не могут, то какое вообще может быть взаимопонимание между людьми. Только на грубом уровне, а на грубом оно ни к чему.

Позже меня волновало, как получить доступ к своей собственной библиотеке настроений. Ориентироваться в ней. Как получить власть над собственным восприятием. Мне казалось, что таким способом можно ввергнуть себя в непрерывное, разнообразное и сильное наслаждение, получить независимость от событий. Жить в мире, вечно подсвеченном. Никогда, ни в какой момент не бессмысленном. А затем - решить и первую задачу, наведя воспринимаемый рай и остальному человечеству (каждому - его собственный) и, будучи разными, объединиться в единую Библиотеку.

"Мы сами знаем, что она не имеет решения, – сказал Хунта, немедленно ощетиниваясь. – Мы хотим знать, как её решать". (с)
Или, вернее, вопрос в том, Кто единственно способен решить такую задачу.

"Моя полониана"

А написала ли я о книжке, которая в этом году мне больше всего.

Это "Моя полониана" Асара Эппеля (умер в этом году) - сборник его польских переводов.

Гениальный переводчик и поэт. Как такое вообще можно делать, непостижимо.

Помимо польского барокко и Галчинского (который, похоже, лучший поэт XX века вообще) особенно в восторг привёл "Бал в опере" Тувима - дикопляс, бешеный темп, при этом точнейшее попадание каждым словом в каждое слово.

Да и вообще там всё, всё прекрасно. Стафф. Шимборская. И все остальные.

(no subject)

В одной старой книжке, в целом дурацкой, был у меня такой эпизод. А эпизод, я считаю, хороший. Якобы в неком Вольном городе в старину был обычай: бургомистра выбирали на неделю. В пятницу он выходил на специальный балкончик над площадью и отчитывался. Если хотя бы одному горожанину что-то не нравилось, бургомистр без пререканий прыгал с балкончика на булыжники площади. Абсолют либерум вето, nie pozwalam.

Пришёл на митинг целый город
пришёл молчит а что сказать
ведь мы же всё-таки друг друга
не выбираем до сих пор

Шестое апреля

29, ё!

В этом году я начала сочинять более настоящие стихи, чем раньше. А потом написала первый в жизни хороший роман, сочетающий достоинства прошлого (смешно и легко) и то, чего раньше не было (куча человеческих историй, взаправдашние не мультипликационные герои). Нет, ещё не напечатали. Это вам не блинчики.

Сижу делаю бороду Хоттабыча для детского праздника. Дитё при мне делал-делал маме подарок, а потом приказал: "Забудь о нём!" И когда удостоверился, что я забыла, преподнёс мне: "Ты никогда не угадаешь".

Книжки

Книжки, которые меня за последние полгода.

Шервуд Андерсон. Уайнсбург, Огайо.
http://www.lib.ru/INPROZ/ANDERSON_S/winesburg_engl.txt
http://www.lib.ru/INPROZ/ANDERSON_S/WINESBURG_OHIO_Golyshev.txt
Ну, чо сказать? Отныне навсегда в моей top-10. Непонятно как сделано... Гениально.

Михаэль Энде. Момо. На редкость хорошая современная сказка. Для детей (примерно от 5). Перечитали два раза.

Николай Никулин. Воспоминания о войне. Написано: "Книга выдержана в духе суровой окопной правды". Это, ребята, ещё мягко сказано. Поразительная книжка.

Александр Звонкин. Малыши и математика. Рассказ профессора математики (ныне французского), как он в 80е годы вёл математический кружок для дошкольников. Про то, как дети думают. Местами очень смешно.
ivan_bezdomny

АН

Пишут все, какой Александр Николаевич был хороший.
Да. А ещё он был гениальный писатель. Даже если не говорить про "Потерянный дом" - и стихи, и рассказы Житинского - выражают его естественный способ жить: оставаясь в так называемой реальности, дышать совсем другим воздухом.
Вот человек и его путь, а вот уклонения, закоулки, куда он способен заглянуть, не теряя себя. И так понять и почувствовать очень многое, даже совсем чужое.
Очень тактично заглянуть. Стать своим, чувствовать, быть вместе, но не встревать в межпланетные конфликты. Признак редкого сочетания ума и совести, живого любопытства и умения уважать "иное". И ещё одно очень обаятельное: мягкая ироническая беспечность (если можно так назвать).

А для меня АН ещё и литературный ... в общем, такой человек, который первым внимательно отнёсся к тому, что я писала 11 лет назад, выложил мои тексты в сети, завёл мне ЖЖ, издал первую, вторую, а также третью и четвёртую мои книги прозы, опубликовал в журнале. Издал мою единственную книгу стихов. В общем, наверное, он мне литературный папа или крёстный отец. Стала серьёзно заниматься писанием благодаря случившейся в нужный момент его поддержке. Для огромной русской литературы это, может, и фигня, но для меня (души) вроде как лестница. И, как известно, я такая у АН не одна: самый яркий пример - Дима Горчев, а ещё много "и т.д". А пришла я именно к Массе потому, что с детства любила его книжки.

Нам всем очень повезло, что он у нас был. Очень тяжело.