Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

Брезидент фуфин сказал, что Чёрный Квадрат - это портрет Ленина.

Ну, это он, конечно, поскромничал...

Метиловый

Захар Прилепин тут давеча упивался Сталиным. Все потом удивлялись, возмущались и ехидничали. Мол, неудивительно, или удивительно, или что это значит. А дело в том, что им хочется быть "тогда" и одновременно "всегда". Им кажется, что с прошлым можно что-то поделать. Взять его в охапку и любить как свою жену. Или ненавидеть как свою жену. Прошлое для них лучше будущего, потому что с будущим невозможно выпить. А с Пушкиным можно выпить. Или со Сталиным. Даже скорее так: ЕГО можно выпить, ИМ можно опьянеть. Я вот в юности потребляла с целью бреда и упоения русский XVIII век. Не знаю, является ли такой способ употребления истории национальной особенностью, кажется, что французы и поляки тоже умеют. И тут есть тонкость. Некоторым наплевать, чем ужраться, лишь бы крепко взяло. Но, между прочим, от метилового спирта можно сначала ослепнуть, а потом сдохнуть. То же относится к упоению Сталиным.

Новое средневековье

Меня удивляет, как поспешно и охотно в наши дни люди ищут помощи колдунов, в делах от политики до здоровья. Мне кажется, что последовательный атеист и последовательный верующий должны сходиться по крайней мере в одном: в твёрдом знании о власти произвола судьбы. Всё на свете имеет естественную причину, но она может быть нам неизвестна. Мы не должны домысливать причины, о которых не можем знать (наподобие, "он подсознательно хотел смерти, вот и помер", "не думай о плохом, и этого не случится", "за грехи нашей Родины в этом городе случилась большая беда"). В таком домысливании чувствуется страх, желание контролировать ситуацию, ничего для этого не делая. И небрежность к тончайшим законам, открытым наукой, и ещё ею не открытым, и к тем, которые никогда НЕ МОГУТ быть открытыми.

(no subject)

-"Азохн вэй, товарищи бояре!
Я что-то Шуйского не вижу между тут!"

-Сколько раз вам повторять?! Не "между тут", а "среди здесь"!

Какая жизнь кругом

Какая жизнь кругом! схожу, вхожу, всё вижу!
Не разобрать при свете ничего. И это ясно сразу.

А можно только вскакивать, всходить,
Сходить и видеть, и, конечно, ехать.

Как долго можно ехать? А пока везёт.
Пока везёт и не сойдёшь — так почему б не ехать?!

Ну а потом уже въезжаешь в темноту
И начинаешь разбирать немножко.

Ты начинаешь видеть: жемчуга,
Как цепи нарезные, повисают.

Захлопнув дверь, влезает новый ангел,
За ним врываясь ферзь и чёрт и туз,

Вот господин распахивает папку,
Бумаги рвутся с привязи на ветер.

Такое начинаешь разбирать —
Приходится закусывать деньгами.

Приходится закусывать и светом,
и чёрным снегом кусковым, в котором соль и перец.

Куском угля потухшим закусить,
круги разжечь на лбу и на ладонях,

Махнуть рукой, и вдруг исчезнуть, вдруг
исчезнуть вдруг, а может быть, уехать

с пустым лицом, качаясь, мерно вдруг отъехать
и ничего притом не говорить

Сидеть над всем, царить, сложа, с убитым видом, руки
На заднем сидении царить, как будто правишь

Но ничего на свете не поправишь,
пока ты едешь,
если не
сошёл.

Квинта

Как известно, во времена basso continuo параллельные квинты были запрещены.

И, конечно, теперь интересно, почему квинта резала слух, а потом вроде бы перестала.
Вот объяснение из 18 века (трактат о генерал-басе 1791 г): "чистая квинта - совершенный консонанс, то она как бы самодостаточна и никуда не стремится. Поэтому появление рядом двух таких самодостаточных консонансов режет тонкий слух: говоря нашим языком, каждый из них претендует на право быть местной тоникой, и перенос центра тяжести на ступень вверх или вниз кажется неестественным".
Так вот, значит, дело опять в том, что, как сказал Достоевский, если тоники нет, то всё дозволено.

А вообще квинта звучит жутко пусто. Особенно когда её много. Как в 1й части Ленинградской симфонии Шостаковича - нашествие. Сразу и не поймёшь, почему неприятно. А этот эффект квинты создают. Потом, по мере разрастания пустоты, ш начинает ещё в костёр подкладывать всяких душераздирающих диссонансов, таковым контрастом повышая градус жути.

Или, например, "Время вперёд". Или труба в "Александре Невском". Иногда волынка настроена на квинту: заунывный аккомпанемент плясовой мелодии.

Кому стало ещё интереснее, спор о квинтах есть, например, здесь:
http://www.forumklassika.ru/archive/index.php/t-48272.html

(no subject)

Царь хотел пожать мне руку
Только нечего пожать
Тогда царь велел кому-то
Запретил меня рожать

Я с протянутой рукою
Перевёрнутый стою
Горы бродят мою спину
Камни дышат грудь мою

Мои каменные стены
Все без окон, без дверей
Мои спаленные вены
Широты семи морей

Вот и всё! и царь заплакал


*
перемена такта
так больше не так
перемена факта
фак больше не фак

свет не в фокусе весь
остался без штук
только на пальцах красная шерсть
течёт из рук

Вот и я тоже так...

Ян Анджей Морштын, XVII век

"Пусть, кто желает, будет с паном свойский,
Фаворов дворских топчет взгорок скользкий,
С меня довольно, восседая в сени
Утех домашних, мне б не знать и тени
Фортуны громкой, но, презрев мирское,
Свободу в сладком том вкушать покое.
Что ж, что тишком в своих пенатах сельских
Живу без сеймов и судов любельских,
Что королю я чужд и знатных дружбе
Совсем не должен воздавать по службе.
Когда ж, всю пряжу изведя по чину,
Сует чураясь, встречу я кончину,
Проживши тихо, мыслю в ту же силу,
Старик уездный, я сойти в могилу".

Так молвил Тирсис, будто стоик новый,
Но лишь закончил свой глагол суровый,
Хвалы вельмож услышав, стал взыскати
Милостей, сеймов, выслуг и печати.
))